সামরিক পর্যালোচনা

«Нам не стабильность «регуляторики» нужна, а уродливые железные ножницы»

27
«Нам не стабильность «регуляторики» нужна, а уродливые железные ножницы»«Будучи великой сырьевой державой, мы во многом потеряли экономику сложных вещей. Критически зависим от импорта технологий, оборудования и инструмента», – заявил газете ВЗГЛЯД известный российский экономист Яков Миркин, говоря о базовых проблемах экономики РФ. Как быть в такой ситуации, и насколько адекватен путь экономических властей?


Согласно барометру предпринимательской уверенности Ernst & Young, топ-менеджеры 71% российских компаний (крупный и средний бизнес) исходят из скорого улучшения ситуации в экономике России в целом. Это наиболее высокий показатель за последние два года.

В то же время, несмотря на политику импортозамещения, в стране до сих пор сохраняется колоссальная зависимость от импорта, а это чаще всего товары повседневного спроса либо технологии и оборудование, необходимые для их производства. Выход из этой ситуации пока не виден – обеспечить предпринимателям нормальный доступ к дешевым кредитам так и не удалось.

Исходя из этого, за бодрыми реляциями властей, говорящих о переходе экономики к росту, могут скрываться риски подмены, когда аппарат просто берет под козырек и начинает отчитываться «цифрой», подчеркивает заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН Яков Миркин. Он убежден: экономике РФ требуются подлинно рыночные условия и радикальное облегчение административного бремени – без этого говорить о серьезном росте и развитии не приходится.

О том, что это за условия, какова реальная инфляция в стране, что может грозить российским банкам, насколько политика финансовых властей адекватна, а угроза нового кризиса велика, экономист рассказал в интервью газете ВЗГЛЯД.

ВЗГЛЯД: Финансовые и экономические власти РФ давно говорят о том, что наша экономика вступила в новый цикл. Но если обратиться к недавнему выступлению председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, в котором она огласила длинный список рисков для глобальной экономики, складывается ощущение не начала нового цикла, а системного кризиса. Согласны ли вы с такой оценкой? Существуют ли очевидные пути предотвращения нового кризиса?

Яков Миркин: Мировая экономика находится на длинном циклическом подъеме, циклы Кондратьева хорошо видны. События, подобные тем, что были в 2008–2009 годах, можно ожидать во второй половине 2020-х годов. Но всегда есть место для кризисов второго порядка, особенно на таких развивающихся рынках, как Россия. Здесь периодичность – один-два раза в 10–15 лет. И конечно, никто не застрахован от каких-либо сверхкритических событий в геополитике, которые могут перевернуть любой длинный экономический цикл. Сегодня, возможно, зона особенных рисков – Северная Корея.

Что же касается центральных банков, они всегда рассуждают о рисках, само их мышление так устроено. Поэтому анализ рисков, сделанный центральными банкирами, само упоминание о кредитных, процентных, рыночных или даже системных рисках не означает, что эти риски вот-вот приведут к новому кризису.

ВЗГЛЯД: В том же выступлении в качестве инструмента по ускорению роста экономики Набиуллина вновь назвала пресловутые «структурные реформы», которые давно стали мантрой для либерального лагеря экономистов. Какой-то реальный смысл стоит за этим словосочетанием, звучащим столько лет подряд? Где гарантия того, что именно структурные реформы обеспечат рост?

Я. М.: Сегодня под структурными реформами понимают в первую очередь пенсионную реформу. За ней нет никакого роста – просто сжатие обязательств государства перед населением, в том числе «приватизация» части государственных услуг, оказываемых сейчас бесплатно. Для финансистов структурные реформы означают также «оптимизацию», подобную тем, которые проводятся с начала 2010-х годов в медицине, образовании и науке.

Грубо говоря, меньше сеть, больше централизация, выше нагрузка на тех, кто там работает, и относительно меньше денег. Поэтому такие реформы сразу же связывают с определением «непопулярные». Они мало связаны с экономическим ростом – скорее с социальными рисками, с брожением среди населения.

В каких структурных реформах действительно нуждается Россия?

Во-первых, резкое сокращение административного бремени (избыточный госаппарат, рост нормативных актов по экспоненте, наказательный уклон в регулировании, обвинительный – в правоприменении).

Во-вторых, реформа судов, обеспечение их истинной независимости, исключение «телефонного» права.

В-третьих, защита собственности от частного и «государственного» рейдерства.

В-четвертых, реформа антимонопольного регулирования: необходимо добиться, чтобы оно по-настоящему препятствовало дальнейшему огосударствлению и сверхконцентрации, деформации рыночной среды.

В-пятых, налоговая реформа: снижение налогового бремени, создание очень сильных и легких налоговых стимулов для роста и модернизации.

В-шестых, бюджетная реформа, обеспечение истинного бюджетного федерализма, расширение финансовой базы регионов, прекращение избыточной концентрации бюджетных ресурсов в центре.

С точки зрения экономического роста все это необходимо, но недостаточно. О части этих реформ говорят с начала 2000-х годов. Их можно ждать еще четверть века и не дождаться. Но даже если бы они были проведены, они еще не создают нормальные рыночные условия. Во всяком случае пока бизнес и мы с вами не можем взять кредит под несколько процентов годовых или пока так тяжелы налоги, а рубль переоценен, никакого сверхбыстрого или просто устойчивого роста не будет.

ВЗГЛЯД: Как вы оцениваете перспективы роста российской экономики в текущем году? Прогноз главы ЦБ по росту ВВП в 2017-м пессимистичней того, который с упорством (возможно, достойным лучшего применения) регулярно озвучивает глава МЭР Максим Орешкин: 2%. На первый взгляд разница невелика (порядка 0,5%), но, как мы недавно видели, даже десятые доли процента незапланированной инфляции руководство ЦБ «шокируют». Какой прогноз ближе к действительности?

Я. М.: И в ЦБ РФ, и в Минэкономики есть модели, по которым считаются рост или падение экономики. Какими они будут на самом деле – неизвестно, потому что российская экономика производна от внешних факторов, которые сами по себе очень нестабильны. Она может лишь подстраиваться под них, стараясь удержать движение на дистанции в условиях сильной турбулентности. В самом деле, только в этом году мировые цены на нефть сорта Brent колебались от 45 до 57 долларов за баррель, то есть больше чем на 20%. В такой же амплитуде бродили цены на природный газ. Доллар США колебался в 2017 году от 1,04 до 1,185 евро. Амплитуда – больше 10%. Для мировой резервной валюты, ядра глобальных финансов, это очень много. Поэтому все предположения, какой будет окончательная динамика ВВП, – гадание на кофейной гуще.

Кроме того, нельзя забывать, что оценка физической динамики ВВП (в сопоставимых ценах) зависит от величины дефлятора (коэффициента пересчета «новых» цен в «старые»). Например, в 2016 году он был равен 103,6%, что отличается от индексов инфляции в этом году. Розничные цены в 2016 году выросли, по данным Росстата, на 5,4%, цены производителей промышленных товаров – на 7,4%. Вариативной в составе ВВП может быть и доля ненаблюдаемой (теневой) экономики. По оценке Росстата, она равна 10–14% (здесь и дальше привожу статистику по данным справочно-правовой системы «Консультант-Плюс»). 10% или 14% – большая разница для динамики ВВП, тем более что сам размер теневого сектора, включаемого в ВВП, оценивается косвенным образом.

ВЗГЛЯД: А не стоит ли руководству правительства и ЦБ пореже рассказывать о том, как активно у нас растет ВВП в пределах 2%, ведь много кто знает, что в этом диапазоне рост может оказаться статпогрешностью?
Я. М.: Мы должны знать, что происходит с экономикой. Публичное объявление правительством или центральным банком того, что происходит с ВВП, рабочими местами, инфляцией, – международный стандарт. А пропагандистский налет мы сами снимем. Каждый чувствует, когда ему навязывают точку зрения. Разумный человек всегда сможет отсеять все излишества, связанные с желаниями властей нас подбодрить и создать то, что называется «самосбывающимся прогнозом». Это чистая психология.

Если уверить всех, что мы растем, то тогда и в самом деле может начаться рост. Грубо говоря, все начнут вкладывать, а не сберегать, больше тратить, тем самым по цепочке вызывая увеличение производства. Так бывает.

ВЗГЛЯД: Может ли заявляемый рост экономики в 2% сочетаться с продолжающимся падением доходов населения? Нет ли тут неразрешимого противоречия?

Я. М.: На короткой дорожке – может. И бизнес, и государство пытаются снизить издержки, выйти из кризиса и начать расти, прежде всего за счет зарплат и других выплат населению. Это хорошо видно по пенсиям. Но на длинной дорожке это невозможно. Не может существовать устойчивый экономический рост без увеличения доходов и потребления населения.

ВЗГЛЯД: От нового министра экономического развития ждали новых концептуальных подходов к экономическому росту. Отличается ли исповедуемая им экономическая доктрина от той, которой придерживался его опальный предшественник Алексей Улюкаев? Если, конечно, вынести за скобки то, что один постоянно искал дно кризиса, а второй регулярно твердит о росте.

Я. М.: Пока есть новая – и не слишком практичная – идея о том, что для роста нужна прежде всего стабильность правил. Конечно, она нужна. Но если вы перегружены административным бременем, для начала хорошо бы его урезать на 30–40%, потому что с ним экономика быстро расти не может.

Для примера: только законов и инструкций (всего два вида «правил») у нас действует более 8000 российских, более 1300 – СССР, более 1200 – московских, более 3000 – Московской области, более 150 тысяч – других регионов России. Их число в 2000–2010-х годах росло по экспоненте. В 1996 году российским парламентом за год было принято 160 законов, в 2010 году – 450 законов, в 2016 году – 524 закона. Банк России, который тоже мечтает о стабильности, в 2000 году выпустил 219 нормативных актов, в 2010 году – 283, а в 2016 году – 523.

Все это счастье контролера – запретительное. Вся система регулирования в России основана на понимании человека как вороватого, «обходящего правила», «вывозящего капитал» и «уходящего в валюту». К 2017 году объем Уголовного кодекса с момента его рождения вырос в 2,3 раза, а Кодекса об административных правонарушениях – в 2,7 раза. Каждый год к ним прибавляются десятки страниц.

Так что нам не стабильность «регуляторики» нужна, а портновские уродливые железные ножницы – нужно урезать все это на 30–40%, перекроить.

ВЗГЛЯД: Как вы оцениваете реальный уровень инфляции в стране? Слишком уж подозрительно выглядит то, что «инфляционные ожидания», замеряемые ЦБ, не совпадают с рядом независимых опросов о том, какая у нас на самом деле инфляция.

Я. М.: Давно известно, что наша «личная» инфляция всегда выше, чем официальная. Могу с уверенностью сказать, что для моей семьи в 2017 году она – двузначна. Или же рост цен в Москве, насыщенной деньгами, другой, чем в регионах, где имеется тотальная нехватка доходов и инвестиций. Не говоря уже о том, что, стоит рублю резко упасть к доллару и евро, мы сразу же это почувствуем в ценах. А такое падение может случиться в любой момент. Поэтому инфляция за год никогда заранее неизвестна. Обычно она оказывается выше, чем ожидалось, потому что рубль всегда готов упасть, а зависимость от импорта в рознице по-прежнему высока: по данным Росстата, в целом – 36%, в продовольствии – 23%. В частности, импортируется более 40% говядины, 55% сухого молока.

Нам стоит помнить, что инфляция, которую мы обсуждаем, – это изменения так называемого индекса потребительских цен (ИПЦ). Но Росстат публикует динамику цен и по отдельным группам товаров. Там с ценами может быть гораздо хуже и ближе к нашим ожиданиям. Например, в 2016 году рост цен по ИПЦ составил 5,4%, на непродовольственные товары – 6,5%. Рост индекса фиксированного набора потребительских товаров и услуг Росстата в 2016 году – 6%. Цены производителей промышленной продукции поднялись в 2016 году на 7,4%, в обрабатывающих производствах – на 7,7%.

И конечно, когда мы увидели, что в 2016 году цены на гречку поднялись больше чем на 20%, на сыры – больше чем на 10%, на рыбу – на 12–16%, на масло – больше чем на 20%, на кофе и чай – больше чем на 11% и так далее (это все данные Росстата), то это создает совершенно иное ощущение инфляции, чем в статистических сборниках.

ВЗГЛЯД: Один из наиболее скандальных сюжетов в российской экономике последних дней – গল্প вокруг банка «Югра». В связи этим вы описывали на своей странице в Facebook инфляционную схему кредитования Агентства по страхованию вкладов (АСВ), масштаб которой уже превысил 1,7 трлн рублей. Просматривается ли здесь некий предел? И можно ли ожидать, что если аналогичные проблемы возникнут еще у нескольких банков из топ-100 или топ-50, то действовать по прежнему образцу уже не получится? Иными словами, когда остановится «печатный станок» по покрытию банковских «дыр»?

Я. М.: Пока пределов не предвидится. Только что пришло известие, что АСВ запросило у Банка России еще 200 млрд рублей. В любом случае легко можно себе представить, что эта сумма достигнет 4–5 трлн рублей, а число коммерческих банков в России станет меньше еще на 150–200.

ВЗГЛЯД: Есть мнение, что система страхования вкладов порочна сама по себе, потому что формирует категорию «профессиональных вкладчиков» и стимулирует полную безответственность владельцев банков – государство-то все равно покроет ущерб. Может ли в перспективе на смену прийти какой-то иной механизм защиты вкладов, учитывая, что нынешняя система слишком накладна?

Я. М.: Система страхования вкладов – международный стандарт. Она меньшее зло в сравнении с ситуацией, когда вкладчики чувствуют себя незащищенными и устраивают банковские паники, разворачивающиеся в крахи и кризисы. Страхование вкладов в России не может не быть накладным, потому что мы живем в очень мелкой и крайне рискованной финансово-банковской системе, которая с середины 1990-х годов существует в условиях вечных финансовых замораживаний. Она деформирована до крайности.

Нужно умудриться за четверть века не погасить инфляцию, двузначный процент, не обеспечить доступность кредита для малого и среднего бизнеса или дешевой массовой ипотеки, оставаясь при этом в рамках спекулятивной (а не инвестиционной) модели финансового рынка. Мы это сумели.

С этой точки зрения система страхования вкладов – вторична. Она останется больной, пока мы не начнем создавать иную экономику и иную – по качеству и объему – финансово-банковскую систему.

ВЗГЛЯД: Возвращаясь к упомянутому выступлению Набиуллиной. В чем, на ваш взгляд, истинные причины того, что она так упорно держится за жесткую модель денежно-кредитной политики, а каждое очередное снижение ключевой ставки на «куриный шаг» воспринимается как манна небесная? Хотя при этом реальные ставки по кредитам для бизнеса не слишком-то снижаются.

Я. М.: Мозги центрального банкира – это особая конструкция. Но все же. Причин, по оценке, много.

Первая – экономическая школа, вырастившая руководителя ЦБ РФ. Эта школа плохо приспособлена, как показали четверть века, для стабилизации и развития финансовых систем крупных индустриальных экономик, находящихся в стадии перехода к рыночной модели.

Вторая причина – психология. Сообщество российских центральных банкиров больше настроено на стабилизацию, замораживание, на недоверие к бизнесу и банкам, чем на стимулирование. Отсюда, кстати, и комплекс крепкого рубля, и лозунг «В России нет инвестиционных проектов», и новая идея, что какой смысл расширять кредит, если «полностью загружены производственные мощности». А они-то на деле не загружены, и с таким мышлением рост экономики всегда будет тормозиться.

Третья – развитие со второй половины 2016 года спекулятивных операций по схеме «кэрри-трейд» ограничило возможности Банка России в существенных снижениях ключевой ставки. Повысился риск внезапного поворота иностранного капитала, бегства его из России – и сильного понижательного давления на рубль. Поэтому чтобы не провоцировать нерезидентов, ключевая ставка ЦБ должна снижаться именно в час по чайной ложке.

ВЗГЛЯД: Какое значение ставки, на ваш взгляд, будет к концу года?

Я. М.: Вряд ли мы увидим значения ключевой ставки ниже 8%. 7,5% – было бы уже экстремальным удовольствием.

ВЗГЛЯД: Наконец, о цифровой экономике. Насколько, на ваш взгляд, серьезна вся эта тема в смысле поиска новых источников роста? Особенно в части создания новых рабочих мест, поскольку цифровизация экономики, как показывает практика одного крупного российского банка, лишь приводит к сокращению персонала.

Я. М.: Конечно, мы глубоко отстаем в электронике, производим ее чуть больше четырех долларов в год на душу населения. 683 млн электронных микросхем в 2016 году, 4,5 микросхемы на одного жителя России (Росстат) – это мизерное количество в сравнении с азиатскими электронными «тиграми» и развитыми странами. В экспорте программного обеспечения – не более 2% мирового рынка.

Но действительно, есть риски подмены. Во-первых, мы так и не смогли построить экономику инноваций, которая не сводится только к «цифре». Количество регистрируемых в год патентов у нас выросло в 2001–2015 годах в 1,3 раза, в США – в 1,8, в Израиле (во многом русскоязычном) – в 2,8, в Индии – в 6,9, в Китае – в 30 с лишним раз (по данным Всемирной организации интеллектуальной собственности, WIPO).

Число научных сотрудников с 2013 года сократилось в России на 25% до 80,2 тыс. человек, преподавателей в вузах – на 16,8% до 222,9 тыс. человек (Росстат).

Во-вторых, будучи великой сырьевой державой, мы во многом потеряли экономику сложных вещей. В 2013 году всей экономикой России делалось 200–250 металлорежущих станков в месяц, сегодня – 300–350. Это несколько процентов от их выбытия. Критически зависим от импорта технологий, оборудования и инструмента, хотя и пытаемся стряхнуть его.

В-третьих, мы оставили где-то там, за бортом «экономику простых вещей». Зависимость от импорта непродовольственных товаров – выше 40%. Если следовать Росстату, то в России производится один пиджак на 70 мужчин и одно пальто на 65 женщин в год. А уж сколько зонтов на 10 тыс. человек – страшно сказать. Просто попробуйте найти зонт российского производства.

Значит, есть риски очередной моды, когда аппарат берет под козырек и начинает отчитываться «цифрой». Это риски подмены, когда начинаешь лечить минимум проблем из тех, что нуждаются в оперативном вмешательстве.
লেখক:
মূল উৎস:
https://vz.ru/economy/2017/8/15/882269.html
27 মন্তব্য
বিজ্ঞাপন

আমাদের টেলিগ্রাম চ্যানেলে সাবস্ক্রাইব করুন, ইউক্রেনের বিশেষ অপারেশন সম্পর্কে নিয়মিত অতিরিক্ত তথ্য, প্রচুর পরিমাণে তথ্য, ভিডিও, এমন কিছু যা সাইটে পড়ে না: https://t.me/topwar_official

তথ্য
প্রিয় পাঠক, একটি প্রকাশনায় মন্তব্য করতে হলে আপনাকে অবশ্যই করতে হবে লগ ইন.
  1. গূঢ়
    গূঢ় 20 আগস্ট 2017 15:13
    +14
    Я. М.: Вряд ли мы увидим значения ключевой ставки ниже 8%. 7,5% – было бы уже экстремальным удовольствием.

    Вернётся социализм, откажемся от доллара - увидим...
    Всегда хотелось спросить: "Вот этот экономист (Я.М.) чего съэкономил? На каком поприще развился?" Как это славно সহকর্মী экономист-теоретик. Давайте, дядя, дёргайте в команду гайдара-чубайса. Они в своё время утверждали, что тоже знают, КАК... হাঁ Только на деле получился просто как... অনুরোধ
    1. বস্তিন্দা
      বস্তিন্দা 20 আগস্ট 2017 19:11
      +4
      Для кого? Для Вас? Просто так...
      Команда на этом неплохо наварила...
    2. Yarik
      Yarik 20 আগস্ট 2017 19:37
      +5
      Одна фраза: "Денег нет, но Вы там держитесь!", перечеркивает все старания этих красивых болтунов
    3. পেটকা লকস্মিথ
      পেটকা লকস্মিথ 20 আগস্ট 2017 22:00
      +2
      на каком поприще развился ? - на печатном
      выпустил в 1991 году учебное пособие по инвестициям и что-то по финанализу или финансам и сейчас ежегодно эту бредятину перепечатывает, выдавая эти учебники за новьё.
      и в статье приводятся данные за 2013 год - четыре года прошло - можно и поновее найти


      и , кстати, мусье миркин изначально был в компашке гайдара-чубйса
  2. প্রক্সিমা
    প্রক্সিমা 20 আগস্ট 2017 15:22
    +5
    Циклы Кондратьева, инновации и пространственные рассуждения. Правда в статье говориться, какие нужно принимать меры, но "меры озвучены тривиальненькие", на отшибись.. চোখ মেলে
    Например, " В-пятых, налоговая реформа: снижение налогового бремени, создание очень сильных и легких налоговых стимулов для роста и модернизации." (оригинально হাস্যময় ).
    А вот, на известный русский вопрос: "что делать", в статье ничего не прописано. অনুরোধ
    1. ভাদিম237
      ভাদিম237 20 আগস্ট 2017 16:32
      +6
      Да потому и не прописано, что автор и сам не знает что делать.
      1. বারবুলেটর
        বারবুলেটর 20 আগস্ট 2017 17:26
        +5
        উদ্ধৃতি: Vadim237
        Да потому и не прописано, что автор и сам не знает что делать.

        Дело в том, что господа экономисты делятся на две большие группы: одни знают, что делать, но еще никто не выдал эту тайну души. Другие знают как делать, а поскольку не знают, что делать, то делают что-нибудь, лишь бы не уволили. Такого количества экономистов и финансистов с высшим образованием, как в нашей необъятной стране, нет ни в одной стране мира, но работают они обычными операторами, для которых и ПТУ - заглаза.
    2. GAF
      GAF 20 আগস্ট 2017 19:23
      +3
      উদ্ধৃতি: প্রক্সিমা
      А вот, на известный русский вопрос: "что делать", в статье ничего не прописано.

      А что Вы ожидали, кроме невнятного скулежа, услышать от г. Якова из либероидно- рептилоидной команды ВШЭй, для которой фетиш - рынок, приватизация, минимум государства - залог успеха. В разрушении достигли, а вот в созидании? Скорее всего, этой цели и не было.
  3. মস্কো
    মস্কো 20 আগস্ট 2017 16:30
    +6
    топ-менеджеры 71% российских компаний

    По русски нельзя сказать? Надрыгло это всё....
    А так этот псевдоанализ похож на известную всем присказку.... "У попа была собака, он её убил...."
    Продолжение все хорошо знают....
    1. এজেন্ট_017
      এজেন্ট_017 20 আগস্ট 2017 18:44
      0
      Теперь гастарбайтеры торгуют беляшами...
  4. Boris55
    Boris55 20 আগস্ট 2017 17:23
    0
    Фундаментальную науку не всегда можно выразить в цифрах или процентах. Судя по тому, что у нас самая современная армия в Мире - мы, в этой области, впереди планеты всей. И это не шутка!
    1. বস্তিন্দা
      বস্তিন্দা 20 আগস্ট 2017 19:14
      +4
      Примеры? Пожалуйста?
  5. সার্এস
    সার্এস 20 আগস্ট 2017 17:41
    +2
    Вариантов для российской экономики-два. Первый-ее окончательно задушат.
    Второй - русский Пиночет отправит всех "душителей" на Калыму.
    Есть еще украинский вариант, но он рано или поздно закончится первым, или вторым.
  6. এজেন্ট_017
    এজেন্ট_017 20 আগস্ট 2017 18:42
    +5
    Демагогия... Воскресите Сталина, он вернет все потерянное... Сколько идей загубили рублем и бюрократами! Идеи, которые имели шансы на развитие страны и ее процветание! Сколько кланов погрелись и греются на положении страны сейчас? Помните одно - народ это корова с которой имеет государство с чиновниками... Остатки идут на корм народу! Если будут забирать все, корма для коровы не хватит.. Тогда корова либо лягнет, либо помрет.. А чинуши с деньгами за границей особо никому не нужны, пока с них бабло не отсосут.. Сталин, вернись...
  7. পর্বত শ্যুটার
    পর্বত শ্যুটার 20 আগস্ট 2017 19:01
    +2
    Потихоньку снижают ставку, потихоньку растёт курс рубля. Потихоньку падает инфляция. Снижается процент по ипотеке. Снижаются проценты по кредитам. Потихоньку, но неуклонно. И если нарисовать такой график, то лет через пять инфляция будет 2 % а кредиты - 6-7. Но либерасты и этим будут недовольны. Вечное недовольство - это особенность менталитета либерастов.
  8. স্ব
    স্ব 20 আগস্ট 2017 19:25
    +2
    99% богатств и ресурсов земли принадлежит 1 % её населения. Я вот часто думаю, как так получилось, что 7 миллиардов человек, работают и обрабатывают жалкую сотню тысяч. В случае с экономикой и того интереснее. Вся Федеральная резервная система вообще принадлежит паре-тройке семей. И они могут вообще ввергнуть в хаос, или поставить на колени целые страны, используя в качестве инструмента раскрашенные бумажки. Где и в какой момент мы поставили над собой Морганов, Рокфеллеров и Ротшильдов, и дали им право распоряжаться нашими жизнями, жизнями наших детей, и целых стран ? Все это крайне печально.
    1. কেন71
      কেন71 20 আগস্ট 2017 20:50
      +1
      Что вам даст если вы получите ответ на ваш вопрос. Боюсь ситуация когда малая группа распоряжается большинством ресурсов характерна для любого строя
      1. নেপুটিন
        নেপুটিন 23 আগস্ট 2017 11:09
        +1
        Неправильно формулируете. При социализме добычей, переработкой и продажей природных ресурсов тоже руководила небольшая группа лиц. Это происходило потому, что они были компетентны в этом. Самое главное, что ВЕСЬ ДОХОД от этого шел не в корпоративный карман, а в ГОСУДАРСТВЕННЫЙ, т.е. на благо всего общества. Вот и вся разница. Мало того, теперь компетентность того или иного руководителя уже не играет определяющей роли в его назначении. Все определяет лояльность к вышестоящему руководству. Поэтому мы и имеем сейчас, что имеем.
  9. কেন71
    কেন71 20 আগস্ট 2017 20:46
    0
    Я бы добавил прямую ответственность властей за решения ухудшающие положение населения.
  10. সমুদ্রের টুপি
    সমুদ্রের টুপি 20 আগস্ট 2017 21:25
    +2
    Когда будет патриотичное и интеллектуально-профессиональное правительство,работающее на свою страну,связывающее свое и своих чад будущее с Родиной и своим народом,не отягощенное жадностью и стяжательством,правда это пока из области мечты,наконец то займется своей национальной экономикой и своей национальной кредитно-денежной системой не по указке ФРС,а исходя из своих национальных интересов,тогда все и будет.А пока у руля торгаши и люди далекие от понимания того что они делают,назначенные на должности по каким-либо причинам,кроме профессиональных,по наследству или по дружбе,из-за личной преданности-будет продолжаться эта вакханалия и постоянный кризис,только почему то для народа,а не для упырей.Похоже,что по старой нашей российской традиции осенью и зимой опять грядет смена курса и общественного строя,с полным очередным разрушением и героическим восстановлением всего и вся,т.к. т.н.феодальный капитализм противоестественен для нашей многоукладной и общинной страны и никогда не вел к прогрессу,а только к упадку нравственности и экономики.
  11. স্ব
    স্ব 20 আগস্ট 2017 23:55
    +5
    Вся эта "экономика" есть путь к деградации страны. Вот сейчас к примеру, Россия может в чистом поле выстроить город ?? Нет, ибо не хватит денег. Поставь современную Россию в середину прошлого века, и разве она бы смогла восстановить и отстроить в крайне короткие сроки гигантский обьем, разрушенный второй мировой ? Нет. Ибо денег нет. Советское правительство практически заново выстроило всю страну после войны, и наладило оборону, сделало ядерную бомбу,и вышло в космос. И вот как то все без привлечения инвестиций, взятия кредитов в МВФ, цены на нефть и прочей херни. Разве СССР образца середины прошлого века можно было, хоть чуточку пошатнуть какими-либо санкциями, которые сейчас как говорят , станут чуть ли не смертельными для России ?? Перестанут кредиты давать и прочее... ? Нет, конечно. Клал с пробором он на все. Уникальная ситуация, когда сыновья, не способны сделать и сотой доли того, что делали отцы. Повторюсь. Сейчас Россия не способна выстроить даже один город, в то время, когда наши отцы и деды могли строить сотни по всей стране. Может сумбурно, прошу простить, но общую мысль попытался передать. Что сегодняшняя "экономика" это простое навязывание правил весьма небольшой группы лиц, России и всему миру. И продолжая играть по чужим правилам, всегда будешь проигрывать. Как пример, принятие и навязывание Медведевым "цифровой экономики" еще аукнется...
  12. ওহো
    ওহো 21 আগস্ট 2017 04:25
    +1
    Это уродство - публиковать бред еврея из Московского Комсомольца. Как и бред американцев. Не знаешь что делаьть? Послушай еврея или американца, сделай наоборот и получится ХОРОШО !!!
  13. শুরালে
    শুরালে 21 আগস্ট 2017 06:52
    +1
    Что сейчас России реально нужно, пара взводов латышских стрелков, прочистить Москву. В основном те кто реально мешает - находятся там, ошибки могут быть но на уровне статистической погрешности.
  14. এর মধ্যে Altona
    এর মধ্যে Altona 21 আগস্ট 2017 10:37
    +2
    Почему то мало статей рассказывающих просто о сложном. Насчет рынка. Для рынка необходимо совершенно другое законодательство и другой тип общества. У нас же получается, что имитацию советского государства накладывают на имитацию рынка. Имитация советского государства-это обилие чиновников, которые все регулируют. Имитация рынка-это когда ты можешь чем то заняться, но не можешь взять доступный кредит и не застрахован от посягательств на свое имущество, я уж молчу про объективный суд. Хотя некоторые строгости российского законодательства компенсируются его несоблюдением как сказал классик. Государство должно вернуть себе контроль над бюджетообразующими отраслями, чтобы иметь деньги на проекты. выкинуть за борт всех этих олигархов, неправедно это прихватизировавших, либо взять компенсацию за такую "приватизацию", размером в 70-80% от стоимости активов и я считаю это справедливым. А потом уже можно говорить дальше, что нам строить.
    1. মন্তব্য মুছে ফেলা হয়েছে.
    2. সমুদ্রের টুপি
      সমুদ্রের টুপি 24 আগস্ট 2017 21:48
      0
      Хорошо было бы если бы что-то на что-то накладывали.А так,это просто,тупое выполнение инструкций и указов ФРС и МВФ с 90-х годов,поэтому и вывели ЦБ из под национального контроля,поэтому и являются Греф с Набиулиной членами совета директоров зарубежных банков,поэтому и стоит у руля женщина-хороший и пунктуальный исполнитель,но никак не творческая личность,ни влево,ни вправо все как сказали 100-и не наших советников в 90-е,топтавшиеся в Кремле.Поэтому цену рубля и устанавливают спекулянты на бирже в Чикаго.Поэтому и рассчитываемся даже у себя в стране зелеными бумажками,поэтому и сосредоточены все денежные потоки в первопристольной-метрополии,нашей огромной колонии,чачем вкладываться в туземцев.И т.д. и т.п.
  15. রেক্লাস্টিক
    রেক্লাস্টিক 21 আগস্ট 2017 11:23
    0
    Всегда было интересно, что сколько это - низкая ставка по кредитам для бизнеса и почему....
  16. ভালবাসা হয়
    ভালবাসা হয় 23 আগস্ট 2017 13:52
    +1
    Я абсолютно уверен, что проблема не деньгах и ставках, а в количестве порядочных, обученных и работающих по своей специальности людей, на 1000 человек населения. Опыт найма персонала говорит мне о том, что мотивированные запросы наших сограждан значительно выше их трудовых способностей. Дутые сварщики, дутые програмисты, дутые экономисты считают себя достойными оплаты, как у реальных спецов. Мало на Руси осталось людей чести и труда. А палкой, заставляют работать скот.